Монологи Глючного. Мечта сбылась!

18 сентября 2018.

В детстве, когда меня спрашивали, кем я хочу стать, когда вырасту, то как типичный советский ребёнок, я отвечал: «Хочу быть космонавтом. Или доктором. Или милиционером».

Лет в 12 я уже чётко понимал, кем хочу стать. Нет, моим выбором была не профессия. В школе на уроках английского языка и литературы нам рассказывали про известных писателей. Все их биографии были схожи в одном: годам к 40-50 они были как минимум один раз разведены, были разочарованы в жизни и чтобы написать очередной абзац, заливали в себя стакан виски или водки. Этих писателей считали шизофрениками, параноиками. Но их уважали и почитали, а произведениями этих писателей зачитывались сотни тысяч людей в различных уголках земного шара. Образ жизни этих писателей был, мягко говоря, странным. Их просто-напросто глючило!

И вот в свои юные 12 лет я вовсю мечтал, чтобы как вырасту, меня тоже посещали подобные шизоидные мысли.

О своей мечте я скоро забыл. Мой образ жизни ничем не отличался от образа жизни обычного человека западной цивилизации. Но вот где-то лет в 35 я начал замечать, что вся эта житейская рутина мне начала ставать попрёк горла.

Сейчас мне 40. Каждый день меня глючит. Вопрос «кто я?», «зачем я родился и живу?» не даёт покоя. Я стал нелюдим. Уже почти три года как девственник (хотя были времена: за один день я мог посетить трёх женщин с целью не только чаю попить). Я весь в поисках смысла жизни.

Я было уже начал думать, что необходимо что-то менять, но вот сегодня меня осенило: так я ведь этого всегда хотел, когда читал биографии художников, писателей, драматургов, режиссёров. Мне не столько хотелось быть известным (хотя за последние три года напечатано несколько тысяч экземпляров моих книг, рассказы переведены на многие иностранные языки, а по некоторым произведениям экспериментальные театры России, Англии и США ставят спектакли), сколько хотелось именно того состояния ума, в котором находились мной любимые творческие личности.

Не успел оглянуться, и вот оно… Глючное, рвущее на части, не дающее покоя состояние. Но одновременно с этим глубокое, философское, зрелое. Но удовольствия от этого никакого!

Advertisements